* * *

Хотя и зря вполне, но почему бы не. 
Изобразим подъём перед большим постом. 
На Покрова не шло, не задалось на Спас, 
на Рождество грешно, зато сейчас – как раз. 
Решила власть – айда, изобретём призыв: 
пускай людской массив придёт в лесной массив, 
куда-нибудь в Посад, к монастырю впритык, 
чтоб всё же митинг был, хоть и пикник. 

Хоть и впросак, ей-ей, для новостей окей. 
Любуйтесь, вот оно: толпа и власть – одно. 
А что пуста казна – зато весна красна! 
И монастырь динь-дон, и микрофон включён. 
Легко-легко с листа читает речь главарь. 
Весьма видать, что в детстве изучил букварь,
и в гору лез весь век, и тяжкий воз волок,
и по всему видать, что превозмог

Что произвёл развал, укоренил разбой, 
но присягнуть призвал, как бы само собой. 
Пока внутри погром – оно гори огнём, 
но припекло извне, так почему бы не. 
И мимо строк вприщур глядит он как в прицел, 
спасибо – пост, а то бы всех убил и съел. 
Не поперхнись, трибун, превозмоги, стерпи,
но от повестки дня не отступи. 

Едва дочтёшь слова да изречёшь посул, 
и в тот же миг – ать-два, на весь Посад разгул. 
Дотеребишь листок – и плясуны прыг-скок, 
и певуны споют – недорого возьмут. 
Кого-кого, а их режим пугал постом, 
ещё когда ты даже не шагал под стол. 
Вот и тебе, старшой, споют они с душой, 
мол, хоть и врёт шельмец, а молодец. 

Не загрустил, не сник, а закатил пикник 
во зеленом лесу, на голубом глазу. 
Заведено к тому ж: когда за гуж недюж 
или нашла коса – беги бегом в леса, 
где белый гриб меж пней и рыбий хвост в ухе, 
и кто ты есть видней на чистом воздухе. 
И на глазах у всех и присягнуть не грех, 
а что кольцом спецчасть – на то и власть. 

Держи фасон, трибун, ты хоть и врёшь, а прав. 
И барабан бум-бум, и фейерверк пиф-паф. 
Любуйся, вот оно, как это ни чудно: 
толпа и впрямь одно – другого не дано. 
Одной среды продукт, как рыбий хвост и гриб. 
В одном лице субъект, один типичный тип. 
И никаких личин ни у кого, заметь. 
И никаких причин, чтоб не запеть. 

Дискриминация, деноминация – 
всё ерунда, когда иллюминация. 
А рядом дочь и сын – горячие сердца, 
и никаких причин, чтоб не пойти в отца. 
Мотай на ус, главарь, не важно – пост, не пост: 
заботы нет, что хлипок под тобой помост. 
На Покрова ль, на Спас перекосит, тряхнет – 
а ты зови опять всех этих вот. 

Построишь их меж пней, устроишь им салют, 
они тебе, ей-ей, ещё не так споют. 
А надоест мотив – произведёшь щелчок, 
и сразу пуст массив, и всё вокруг молчок. 
И темнота окрест, ни почвы ни небес, 
один типичный виден тип, и тот не весь. 
Видны виски, рука, ботинок без шнурка 
и обречённый взгляд призывника.

<2017>