* * *

Сам себе инструктор, проницательный себе руководитель самому,
он посверкивает золотым секундомером на серебряном шнуре.
Пять минут на сборы: свиданье на площади в час,
красавица явится в срок. 

Или позже. Но заверит, что летела и спешила,
так что встречные гвардейцы еле-еле успевали 
оценить её изгибы и парфюм. М-м...

Лицемерка! - подытоживает он, противореча сам себе, -
не явлюсь на площадь. Ни к часу, ни к даже и к двум.
Пускай постоит-подождёт -

и вперёд не уповает на свои былые чары; 
пусть не кажется ей больше, не мерещится, как прежде,
будто чары эти столь ещё сильны, 

что я у них пойду на поводу.

И покачивает он тяжелой головою, глядя в метеопрогноз.
И покручивает ученически он глобус на серебряном штыре.
Отлучиться, что ли, в Европу на пару недель?
Теперь это недалеко. 

И - пожалуйста, что хочешь: Парфенон тебе, Акрополь,
Апеннины, Копенгаген, Трансильвания, Карпаты, 
Мариуполь, Мелитополь, Конотоп... Стоп.

Не поеду! - говорит он сам себе, перебивая сам себя, -
не без дёгтя сладость. Насмотришься на Колизей, 
наслушаешься баркарол -

и мерещится, что дома нынче тоже всё иначе, 
что - покуда ты в отлучке - всё местами поменялось;
устремишься растревожишься - и зря. 

Вернёшься в дом, а там - всё по местам.

И распахивает он на кухне холодильник, подтянувши рукава.
И замешивает овощную он экзотику в серебряном ведре.
Чудо тонкой резки. Изысканный деликатес.
Доволен собой кулинар. 

Вот бы чем-нибудь подобным на служебной вечеринке 
огорошить подчинённых, ковыряющих уныло 
волокнистые закуски и лангет. Нет!

Лучше вот как. И рецепт и всю посуду, всю затею целиком
поручить негласно надёжному секретарю 
(заранее премировав).

А потом при сослуживцах похвалить его погромче: 
дескать, вот кто наш умелец, не на шутку постарался,
чудо-блюдо изготовил, вот кто нам 

к столу сюрприз принёс. Не сам же босс.

И похрустывают под ножом ингредиенты. И посверкивает 
на серебряной удавке золотой секундомер.

<2017>